Не смейтесь, я с детства это поняла: уши вовсе не для того нужны, чтобы на них смотреть. А чтобы ими слышать и не более того. Глаза, губы, лицо, прическа и фигура – вот части девушки, достойные рассматривания. Когда пялятся на твои уши, потому что форма у них исковерканная, – это грустно. Я избавилась от этого чувства и рассказываю, как смогла.

Правду говорят, что дети бывают жестокими. На своей шкуре убедилась. Пока была маленькая, торчащие ушки – у меня они такие от природы, и это семейные гены постарались – не приносили неудобств. Когда пошла в школу, тут и началось. Насмешки, злые шутки, прозвища. Каких только слов не услышала про себя! Лопоухая, уши-локаторы, Чебурашка и т.п. Вспоминать даже не хочу.

Стала замкнутой, а уши начала прикрывать волосами и шапками. Тогда-то впервые отчаянно захотела от них избавиться. Вот прям совсем, представляете? Мне казалось, что эти торчащие, ассиметричные уши – источник всех моих подростковых несчастий. Возможно, так оно и было, ведь недостатки внешности в таком возрасте создают много психологических проблем.

К концу школы одноклассники привыкли, насмехаться почти перестали. Но я поняла: будучи лопоухой, никогда не устрою личную жизнь. Как быть? Стала искать в интернете, а там один вариант: отопластика. Оказалось, что эту операцию делают даже маленьким детям. По медицинским показаниям, в основном. Значит, могут и мне?!

Вместе с мамой я стала искать доктора. Но никто не хотел брать ответственность: мол, девушке всего 19, надо пождать, потому что организм еще растёт. Все-таки нам улыбнулась удача: записались на консультацию к Евгении Николаевне Ковальковой – пластическому хирургу, опыт работы которой – больше четверти века! Да меня в помине не было, а она уже оперировала. И за эти годы сделала тысячи успешных процедур, подарив радость красоты огромному количеству людей.

На консультации я сначала тряслась, но доктор меня успокоила. Отметила, что больно не будет, хотя операция пройдет под местной, а не общей анестезией. Болевая чувствительность в месте воздействия полностью блокируется, так что я ничего не почувствую. Сказала Евгения Николаевна и о шрамах, которых я так боялась: их не будет видно, поскольку разрез делается за ушами, плюс он тоненький и незаметный.

Хирург рассказала, как пройдет процедура. Она сделает разрез лазерным скальпелем (он одновременно и разрезает ткани, и запаивает капилляры, делая операцию минимально травматичной), затем смоделирует хрящевые структуры в эстетически выгодном положении. «Наконец, измененные ткани останется прижать к надкостнице медицинскими нитями, которые будут удалены через некоторое время», – подвела итог доктор Ковалькова.

После операции мне надели фиксирующую повязку, я носила ее две недели. Это нужно, чтобы плотно прижимались уши к голове, и не повредились оперированные места. Потом я носила специальную шапочку еще столько же времени, но только по ночам. Швы мне сняли через девять дней. И, кстати, всё это время было почти не больно. Неприятно немного, но я справлялась с помощью анальгетиков.

Когда мои ушки зажили, мама подарила мне серёжки. И сказала: «Пусть теперь ими все любуются». Так и вышло. Могу теперь носить любые прически, шапочки и не бояться совершенно, что услышу опять про себя «лопоухая пошла». Спасибо Евгении Николаевне за подаренные мне красоту и уверенность!

Пластический хирург
Ковалькова Евгения Николаевна
Москва, Варшавское ш., 14, стр. 14
Телефон: +7 (916) 126-44-06
Сайт: dr-kovalkova.ru

Оставьте отзыв

Пожалуйста, введите Ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь