Сотни лет существует такая отрасль медицины, как пластическая хирургия. Несмотря на это, многие люди до сих пор слабо представляют себе, чем занимаются доктора, посвятившие ей свою судьбу. Понятно, что делают операции. Но это лишь небольшая часть их ежедневных обязанностей. Мы решили погрузиться в специфику профессии и за ответами обратились к одному из лучших пластических хирургов России – Евгении Ковальковой, обладателю множества отраслевых наград, чей опыт работы превышает четверть века и включает тысячи успешных операций.

– Евгения Николаевна, есть мнение, что пластическим хирургом стать несложно. Пять лет в вузе, а потом можно делать операции. Так ли это?

– Только на то, чтобы получить опыт в хирургии, достаточный для вхождения в эстетическую медицину, у меня ушло более пятнадцати лет. Сюда входят обучение в университете, ординатуре и работа лечащим врачом. Всё это дало мне крепкую теоретическую базу, подкрепленную практическим опытом. 

– Считается, что многие клиенты пластического хирурга – знаменитости. Правда?

– Я не делю пациентов по признаку известности и популярности. Каждый человек уникален, и у каждого свои предпочтения относительно красоты его внешности. Я работаю над тем, чтобы помочь пациенту достичь эстетической цели, используя свои навыки и знания. Всё остальное вторично и к медицине отношения не имеет.

– Сколько времени вы тратите на одного пациента?

– Не существует такого понятия, как «типичный» пациент пластической хирургии. Следовательно, путь омоложения начинается не на операционном столе, а на консультации. Многие решают сделать пластику до того, как приходят, и проводят в интернете «исследования». Увы, порой выводы их ошибочны, и мне требуется привести мысли пациента в порядок. В частности, объяснить, насколько реальны его пожелания, когда будет окончательный результат, ведь многие ждут его уже через пару недель, а у маммопластики или ринопластики, например, он будет виден лишь через полгода минимум. Затем следует удостовериться, готов ли организм пациента к операции, нет ли противопоказаний. Наконец, этап планирования: мы согласуем время операции, заказываем импланты и прорабатываем детали. Наконец, само хирургическое вмешательство, которое может длиться от тридцати минут до нескольких часов в зависимости от сложности. Далее – реабилитационный период, во время которого я регулярно наблюдаю ход заживления.

– Ваш опыт в пластической хирургии столь обширен, что в России можно встретить тысячи людей, ставших благодаря вам красивее. Это же огромный сложный труд! Как удаётся сохранять хладнокровие во время операции?

– Это нельзя назвать хладнокровием, предусматривающим некую степень агрессии. Для меня хирургия – созидательный труд, помогающий пациенту стать красивым. Когда я стою за операционным столом, то представляю, как жизнь человека изменится в лучшую сторону. Когда будут сняты повязки, он увидит себя в зеркале и скажет: «Какой я замечательный! Совершенно по-другому себя ощущаю!», и это придаёт мне сил, окрыляет.

– Что вы можете сказать людям, которые ещё боятся обратиться к пластическому хирургу с пожеланием подкорректировать свою внешность?

– Нужно не бояться, а найти «своего доктора». Это человек, которому ты полностью доверяешь, с которым сразу находишь общий язык. Главное ещё очень захотеть добиться желаемого эстетического результата, чтобы всегда любить себя и нравиться себе.

 

Пластический хирург
Ковалькова Евгения Николаевна
Москва, Варшавское ш., 14, стр. 14
Телефон: +7 (916) 126-44-06
Сайт: dr-kovalkova.ru

Оставьте отзыв

Пожалуйста, введите Ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь