После пластической операции почти каждый пациент хочет две вещи: классный эстетический результат и чтобы окружающие, глядя на обновленную внешность, не могли догадаться, как это сделано. Понять будет просто, если остались грубые шрамы. Потому одна из важнейших задач для хирурга – сделать их незаметными. Например, во время ринопластики.

Между методами

Основных методов у ринопластики два: открытый и закрытый. Разница в месте, где формируется доступ к внутренним тканям носа. При открытой разрез делается чаще всего на колумелле – перегородке между ноздрями или в складке под ними. При закрытой – только внутри назальных проходов.

Я, как и большинство моих коллег из ведущих пластических клиник Европы и Америки, предпочитаю открытую ринопластику. Она предоставляет врачу намного больше возможностей для улучшения носа. Чтобы убедиться в этом и составить собственное мнение, я внимательно изучил закрытый метод.

Действительно, он в ряде случаев эффективен. Например, если требуется исправить кончик носа. Однако открытая ринопластика способна на большее. С её помощью можно ювелирно точно скорректировать форму и размеры костной и хрящевой ткани, исправить дыхательные проходы, – словом, полностью преобразить нос. Если образно, то закрытая ринопластика – это косметический ремонт, открытая – полная реконструкция.

Закрытый метод требует от хирурга высочайшей квалификации, поскольку работать ему приходится практически вслепую, на крошечном участке. Потому высок риск возникновения осложнений и, как следствие, повторной операции. А самое главное – нет гарантии точного и предсказуемого результата. Несмотря на это, в моей практике встречаются пациенты, утверждающие: закрытая пластика носа лучше – от неё шрамов не остается.

Без шрамов не получится

Пусть вас это не удивляет, но нет на свете пластической операции, после которой, если делался разрез, не остается шрамов (или рубцов – это синонимы). Не придумали ещё способа разделять кожу, чтобы она потом соединилась без следа. Потому рубец останется в любом случае. Совсем другое дело – где и какой.

Я убежден: шрам останется заметным, если хирург откровенно халтурил. То есть сшивал ткани тяп-ляп, не думая о последствиях. Или работал так из-за недостатка опыта. В обоих случаях пациенту несладко: приходится прятать место разреза, лечить его и так далее.

Хирург, заинтересованный в наилучшем эстетическом результате, всегда скрупулезно ушивает ткани, чтобы потом осталась лишь крошечная, едва заметная глазу полоска, которая со временем из розоватой станет белесой. При открытой ринопластике – на колумелле, как я уже отмечал. Здесь через 2,5 – максимум 4 месяца шрам станет неотличим по рельефу от окружающей кожи.

Признаюсь: за более чем 20-летие работы пластическим хирургом я не встречал ни одного человека, который бы после выполненной у меня операции пытался скрыть оставшийся от ринопластики рубец. Большинство через годы, обращаясь ко мне за другими видами пластики, даже не могут точно показать место, где я делал разрез.

Прочитав, вы наверное захотели узнать, в чем секрет почти невидимых шрамов? Тайн мастерства раскрывать не стану, скажу лишь: отличный результат дает сочетание внутренних и внешних швов. Для первых я использую саморассасывающиеся материалы, для вторых – косметические, которые безболезненно снимаются через 5-10 дней. Об остальном вы узнаете, когда придете ко мне на консультацию. Конечно, чтобы сделать свой нос безупречным.

Пластический хирург
Григорянц Владислав Семенович
Клиника Арбат Эстетик
Москва, Каменная Слобода пер., д. 6/2, стр. 2
Телефон: +7 (985) 055-33-11

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ