Почти четверть эстетических операций в мире – это подтяжка верхних и/или нижних век, то есть блефаропластика. Её популярность объясняется малой травматичностью, быстрым восстановлением организма и достижением внешнего эффекта, и так далее. Но всем ли так необходима эта процедура? На этот, а также на многие другие вопросы мы попросили ответить Данилу Александровича Кузина – врача высшей категории, одного из ведущих в России пластических хирургов с почти двадцатилетним опытом работы, лауреата престижной бьюти-премии «Хрустальный лотос» и других наград.

– Недавно на телеканале «Россия» в программе «Доброе утро» Вы выступили в качестве эксперта по теме «Блефаропластика». У зрителей и читателей остались вопросы. Всё-таки, кто и как решает: нужна конкретному человеку такая операция или нет?

– Во время консультации я, в первую очередь, интересуюсь состоянием здоровья пациента. У блефаропластики, как у любого хирургического вмешательства, есть противопоказания. Если организм не готов, нужно сначала пройти курс лечения. Прежде всего речь идет о заболеваниях глаз, из которых самое распространенное – конъюнктивит. Вторая важная составляющая – состояние мягких тканей век. Здесь главные факторы – дряблость и избыток кожного покрова. Если тургор (упругость) очень низкий, и образовались большие складки, даже мешающие зрению, – это показатели для блефаропластики. К ним же относятся так называемые «мешки» над или под глазами, – грыжи верхних либо нижних век, которые образуются из-за жировых отложений, состояние мышц, глубокие морщины. Словом, даётся комплексная оценка, на основании которой делается вывод, нужна пластика или нет.

– Что бывает, если у пациентки нет ярко выраженных показаний к операции, она просто решила: «мне нужна блефаропластика»?

– Это не та процедура, которую можно просто захотеть. Как, например, маммопластику. Но и там всё подчинено требованиям эстетики и целесообразности. В случае с операцией на веках главное, как я говорил, – наличие весомых причин. Также я отказываю, если пожелание пациента попросту неисполнимо.

– И такое бывает?

– Да. Например, если пациент хочет «глаза, как у…» Какой-нибудь знаменитости то есть. Задача пластической хирургии, на мой взгляд, – помощь в омоложении и восстановлении красоты, а не подмена внешности, подражание кому-либо и т.п.

– В программе «Доброе утро», где вы участвовали, говорилось о негативных последствиях блефаропластики: синдром «сухого глаза», образование глубоких гематом, могущих снизить остроту зрения, необратимость результатов операции и т.д. Получается, процедура опасная. Вы согласны?

– Я согласен с тезисом, что качественно сделанная блефаропластика отрицательных последствий иметь не может. Да, любое хирургическое вмешательство – это риск. Как и вся медицина, если откровенно. Стопроцентного результата гарантировать невозможно. Но! В случае с пластикой век главное – мастерство хирурга, сочетание его опыта и знаний, помноженное на эстетическое видение результата. К сожалению, доступность пластической хирургии и возросшая популярность ряда операций в последние годы привели к тому, что их стали проводить люди малокомпетентные. Отсюда и обилие негативных мнений.

– Что вы можете посоветовать девушкам, которым еще рано делать блефаропластику, но улучшить внешность уже хочется?

– Косметологию, безусловно. В частности, лимфодренажную мезотерапию, о которой говорилось в видеосюжете на телеканале «Россия». Но прежде, чем что-то решать, пациенту необходимо не самому себе ставить диагноз, а прийти на консультацию пластического хирурга. Косметология – наука замечательная, конечно. Только в долговечности и эффективности результатов с хирургией ей пока не сравниться.

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Кузин Данила Александрович (@dr.kuzindanila.plastic)

Пластический хирург
Кузин Данила Александрович
Москва, Кондратьевский Б. пер., 7
Телефон: +7 (916) 687-87-76
Сайт: dkuzin.ru
Instagram: @dr.kuzindanila.plastic

Оставьте отзыв

Пожалуйста, введите Ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь